Все записи в: Эффект тени

B » Эффект тени» мы изучим то, что скрыто в лабиринтах нашего подсознания, но оказывает непосредственное влияние на нашу жизнь.

1395049719_272

Милосердие к себе и Любящая Доброта во время кризиса

Природа беспокойства и тревоги такова, что они сами себя подпитывают. Есть Дзенская история о монахе, который жил в пещере и нарисовал на стене тигра – он каждый раз пугался, глядя на него. Наш ум действует так же. Он может рисовать даже более гнетущие и безвыходные картины. При этом вовсе не имеется ввиду, что все беспокойства, особенно гложущие нас прямо сейчас, ничего не значат, наши страхи имеют эволюционную подоплеку и подталкивают нас к бдительности и реагированию на ситуацию. И действительно, реакция «бей или беги» отлично работает при встрече с диким медведем или любой другой непосредственной опасностью, но в современном мире такой стресс и тревожность редко приводит к продуктивным действиям. Чаще они просто постоянно крутятся в голове в виде тревожных мыслей. Именно в условиях современного мира буддийские учения и практики могут помочь успокоиться даже в самых сложных ситуациях. Особенно полезны две практики: развитие милосердия к себе и любящей доброты. Милосердие к себе помогает выдерживать свою боль с добротой и заботой о себе. Это возвращает нас к осознанию правды наших переживаний (например, сжатый живот, поверхностное дыхание, бегающие мысли…) …

Стыд как движущая сила зависимости, и как практики внимательности помогают с ним справиться

Один взгляд на известную скульптуру Августа Родена «Ева поле грехопадения» полностью дает понять, как мы выражаем свое чувство стыда. Ева прикрывает свое тело, ее голова опущена, она как будто говорит: «Не смотрите на меня, ведь внутри я полна глубокого стыда за себя». Стыд – одна из эмоций, которые бьют прямо в центр личности. В отличие от чувства вины, которое часто касается того, что мы сделали, стыд связан с негативными ментальными убеждениями и соответствующими эмоциями по поводу того, кем мы являемся. С раннего детства я помню, что ощущал стыд как часть самого своего существования. С самых первых моментов, когда у меня возник интерес к сексу, когда я втихаря крал у отца виски и когда впервые попробовал табак, я узнал, что некоторые вещи нужно прятать от осуждающих взглядов мира. Постоянно находя утешение в удовольствии от веществ и занятий, которые помогали мне справиться с обременительными для меня чувствами, я научился быть зависимым. Подобным образом я научился и стыдиться этих зависимостей, чтобы меня грызла совесть. А угрызения совести в свою очередь давали мне прекрасный повод вновь заняться облегчением своего …

Сила позволения себе быть «больше»

Веками нам транслировали, что приемлемая женщина должна быть «маленькой». В ответ на это мы пытались втиснуть себя во всё меньшие формы, чтобы казаться привлекательнее и приятнее для мужского культурного взгляда. Важно развеять этот миф. Быть маленьким – это вовсе не преимущество. Нас так долго просили быть «маленькими» самыми разными способами: телом: носить корсеты, перевязывать стопы, носить высокие каблуки, пытаться быть физически «стройными» и тонкими любой ценой. личностью: быть тихими, вежливыми, говорить то, что люди хотят слышать, «выглядеть соответствующе», терпеть плохое обращение, нести на себе чужое бремя. поведением: за свой счет беречь чужие иллюзии, удобные другим, демонстрировать поведение и черты, которые не задевают слабые места окружающих нас людей. Именно напряжение, возникающее из «попыток быть другими, чем мы есть», создает сильнейшие страдания и подпитывает женское «тело боли». Корни нашей подавленности – в расщеплении внутри нас самих, во внутреннем отторжении себя и в том, как с нашего позволения это внутреннее напряжение влияет на то, как мы себя видим. Гнет фальши и голод по истине «Миф о малости» заключается в том, что, если бы только нам удалось стать достаточно маленькими, мы …

Алхимия создания мемуаров

Я считаю себя достаточно осознанной. Я относительно в контакте со своими чувствами и могу обозначить их словами. Я хорошо чувствую свои сильные и слабые стороны. Я знаю, где я себя саботирую. И все же я особенно четко осознаю, что на самом деле творится во мне, во что я действительно верю и что я чувствую глубоко внутри, в моменты, когда излагаю это на бумаге. И тогда мои мысли и чувства проясняются. Тогда я прихожу к пониманию своей истории, вижу ее шире. Даже более того, тогда я действительно начинаю чувствовать ее. С этой мыслью я недавно провела 4 дня, занимаясь писательством, делясь смехом, слезами и теплом в обществе Нэнси Слоним Эйрони (Nancy Slonim Aronie), основательницы писательского воркшопа Чилмарк на Виноградниках Марты, и представительницы центра Крипалу. Нэнси подобна природным стихиям. Своим приземленным юмором, прямолинейной мудростью и нескрываемым энтузиазмом она создает безопасное пространство, где каждый может выразить свою глубочайшую правду. В этом пространстве опытным писателям и новичкам задается тема (например, “Больше всего меня пугает то, что…”), и их поощряют писать, ничего не редактируя. Потом они вслух читают свои истории группе. …

Забота о себе – не эгоизм

У женщин необходимость в заботе о себе может вызывать чувство вины. Мы обусловлены автоматически думать, что тратить время и энергию на заботу о себе равно пренебрежению другими. Любовь к себе и забота о себе иногда могут ощущаться как что-то опасное, даже если партнеры и члены семьи активно поощряют нас в этом. Причина в том, что существует очень сильное, с мощным эффектом динамики поколений культурное послание, что «хорошая женщина – это женщина, которая жертвует собой». Многие из нас выросли, наблюдая, как наши матери забывают о себе во благо заботы о семье: не только о детях, но и о родителях, и мужьях. Многие из нас видели, как наших матерей хвалили за это пренебрежение собой. И мы видели, к какому разрушению привела их эта внутренняя депривация, как это проявилось в семейной динамике и в самих матерях в форме ярости, депрессии, опустошенности и горького неприятия. Существует глубокое заблуждение, что забота о себе негативно сказывается на других. Есть некое чувство скудности в этом выборе между заботой о себе или о дорогих людях, и непозволении себе выбрать и то, и другое. …

За пределами культуры «исправления» себя

В течение многих лет я учился и работал с учителями великих традиций пробуждения (Дзогчен Буддизм, Адвайта Веданта, Буддизм Мадхьямики). Каждый из этих учителей ясно раскрывал духовное пробуждение своим уникальным способом. От них никогда не было посланий о том, что пробуждение – это про исправление «себя». Наоборот, эти учителя вдохновляли меня подвергать свою идентичность вопросу и искренне позволять всему быть таким, какое оно есть.

Когда стыд на вкус как материнская забота: трагедия дочерей, на которых возложили родительские роли

Поток между маленькой девочкой и ее матерью должен быть односторонним, постоянно направляющим поддержку от матери к дочери. Само собой разумеется, что девочки полностью зависимы от физической, ментальной и эмоциональной поддержки своих матерей. Однако одна из многих граней материнской раны – это общая динамика, когда мать неадекватно зависима от ментальной и эмоциональной поддержки, которую обеспечивает ей дочь. Это смена ролей чрезвычайно вредит дочери, оказывая долгоиграющее влияние на ее самооценку, уверенность и чувство собственной ценности.

Олень, который застрял в Зеркале

Солнце  уже  садилось  за  замком, и люди  понемногу  покидали  Королевский Парк, ворота которого закрывались через несколько минут.  Но даже в спешке, направляясь к своим машинам  или  проверяя  расписание  поездов на телефоне, они замирали, заметив огромного оленя, пораженные его красотой.

Восхождение по священной спирали исцеления: важность долгосрочной поддержки

Отношение «Я уже пришла?» появляется вследствие неправильного понимания того, что такое путь исцеления. Сам этот вопрос исходит из травмы. Я хочу разоблачить миф о том, что исцеление равно «избавлению» от травмы и от всех сопутствующих дискомфортных чувств.

Отпуская потребность в борьбе

Одним из ключевых поворотных моментов в моей жизни стало истощение. Я постоянно доходила до истощения, и речь не о повседневной разбитости после насыщенного дня, не об усталости. Это было экзистенциальное истощение, которое, казалось, пропитало каждую клеточку моего физического и эмоционального существа. Я осознала, что это произошло потому, что в основе моего подхода к жизни лежали энергии стремления и борьбы. Борьба – это ожидание, что всё будет сложно, что мне нужно крепиться, чтобы справиться с неотвратимой утратой, что мне нужно без устали пахать, чтобы получить желаемое. Хотя это всегда прикрывалось налетом оптимизма и энтузиазма, я осознала, что выгораю из-за такого подхода к жизни. Я размышляла о том, как стремление и борьба многого помогли мне достигнуть, но они уже не нужны были мне так, как раньше. Я оказалась перед глухой стеной – увидела, что моя жизненная сила уходила на стремление, и больше так жить не могла. Дойдя до этапа, когда я уже достигла практически всего, что хотела, я все еще чувствовала внутри этот импульс стремиться дальше, исходящий из недостаточности и убеждения, что мне для целостности чего-то не …