Все рубрики, Игры Вечности
Оставьте комментарий

Сущность буддизма

Когда мы произносим слово «Буддизм», то перед воображением появляется множество самых разнообразных образов: статуи Будды, молитвенные барабаны, добродушное лицо Далай-Ламы; мужчины с бритыми головами, сидящие в позе лотоса; женщины, с блаженной улыбкой на лице, из картинок в статьях посвященных медитации и многое другое. Обычному человеку сложно отличить тибетских буддистов, последователей дзен и монахов тхеравады, а тем более разобраться во всех тонкостях этих направлений развития буддийской мысли и практики. Вероятно, для большинства людей, в этом и нет особой необходимости. Я так же не собираюсь углубляться в сравнительное религиоведение, по той причине, что целью серии этих небольших статей, посвященных учению Будды, является познакомить обычного русскоязычного читателя с основами буддийской теории и практики, а так же дать общее представление о сущности буддийского мировоззрения. При этом, мне хотелось бы приоткрыть для Вас дверь к сердцу Буддизма и его практическим методам, как к уникальной, общечеловеческой и универсальной системе развития личности, без того, чтобы начинать эту клоунаду с играми в индусов, тибетцев, тайцев и японцев. Во всех этих странах, дхарма (учение), приняла свой неповторимый облик, гармонично вместив в себя культурные, исторические и психологические особенности населяющих их народов, привнеся себя в дар и одновременно обогатившись сама.

Я уверен, что с ростом интереса к буддизму, а так же к возникшим под его сильным влиянием психологическим школам (гештальт-психология, трансперсональная психология, психология осознанности и т.д.), семена дхармы раскроются и она примет свою неповторимую идентичность. Мне хотелось бы, чтобы читатель увидел практическую пользу в свой жизни открытий, начатых 2500 лет назад, с поистине гениальных прозрений в природу бытия, сделанных человеком по имени Сиддхартха Гаутама, которые оказали огромное влияние на мировую культуру, искусство и науку. Они все еще живы, актуальны и приносят пользу множеству самых разных людей по всему миру.

Глава первая. Что такое буддизм?

Прежде чем дать положительное определение буддизму, я предлагаю немного прогуляться иным путем и попробовать понять: чем буддизм не является, а если и является, то в какой степени.

Часть 1. Буддизм – это религия?

Уверен, что подавляющее большинство людей, при вопросе о том, чем в общем смысле является Буддизм, скажет: «Буддизм – это религия…» а дальше поставит свои собственные представления о содержании этой религии, взятые из когда-либо прочитанной, услышанной или увиденной информации. Естественно, что такое определение окажется лишь в малой степени соответствующим реальности. Но давайте, посмотрим, верна ли даже его основа, то есть представление о том, что Буддизм – это религия. Для этого, мы заглянем в русскоязычную википедию и возьмем оттуда определения слова «религия»:

Рели́гия (лат. religare — воссоединять) — особая форма осознания мира, обусловленная верой в сверхъестественное, включающая в себя свод моральных норм и типов поведения, обрядов, культовых действий и объединение людей в организации (церковь, религиозную общину).

Итак, религия – это особая форма сознания мира. Учение Будды подходит под этот критерий, но так же под него подходят и научное мировоззрение, состояние алкогольного опьянения и просто индивидуальные представления каждого человека о мире. Но чтобы Буддизм мог быть религией, он должен соответствовать еще двум важным ее характеристикам: вере и предмету этой веры – сверхъестественным силам.

Начнем с веры, которая определяется как признание чего-либо истинным, часто — без предварительной фактической или логической проверки, единственно в силу внутреннего, субъективного непреложного убеждения, которое не нуждается для своего обоснования в доказательствах, хотя иногда и подыскивает их. В этом смысле, в буддизме нет необходимости верить во что-либо. Да, он основан на определенных предпосылках, например на том, что одним из фундаментальных свойств жизни каждого человека является страдание. Но в отличие от многих религиозных учений, простой убежденности в этом, основанной только на мысленном принятии этого утверждения или следовании традиции, ни в коем случае недостаточно. В тексте, под названием Калама-сутта, Будда говорит: «Не принимайте что-то только потому, что так постоянно говорят; или же потому, что такова традиция; или же потому, что таковы слухи; или же потому, что так написано в священном писании; или же потому, что таково предположение; или же потому, что таков постулат; или же потому, что это правдоподобное умозаключение; или же потому, что таково предубеждение в отношении того, что изучается; или же потому, что таковы чьи-либо способности; или же потому, что этот человек «наш учитель». Но когда вы знаете сами: «Эти вещи плохие, порицаемые, критикуемые мудрыми; и если принять и соблюдать их, то они приведут к вреду и несчастью» — то отбросьте их… Когда вы знаете сами: «Эти вещи хорошие, не порицаемые, восхваляемые мудрыми; и если принять и соблюдать их, то они приведут к счастью и благу» — то входите и пребывайте в них». Как видно их этих слов, Будда предлагает совершенно иной подход, а именно: внимательно изучить и проверить то или иное убеждение, прежде чем принимать его. Причем проверить не только на собственном опыте, но и сопоставив с опытом других людей. Критерием истинности выступают практические последствия следования тем или иным убеждениям и предписаниям. В своем учении, Будда не делает каких-либо заявлений, которым надо слепо верить или которые невозможно проверить лично. Напротив, он выдвигает непреложное условие для своих учеников: фактическая и логическая проверка, обоснованное доказательство на практике. Из этого можно ясно увидеть, что дхарма не основывается на вере, а предлагает взять более надежный фундамент – практический опыт и критическое мышление.

Далее мы переходим к понятию «сверхъестественное». Сверхъестественное — это мировоззренческая категория, которая определяет то, что находится «над» физическим миром измерений и действует вне влияния законов природы, выпадает из цепи причинных связей и зависимостей, нечто первичное по отношению к реальности и воздействующее на неё, что не может быть проявлено в материальном мире. Другими словами, нечто сверхъестественное – это противоположность чему-то естественному. Например, для петуха естественно кукарекать, а для человека говорить. Если петух начнет изъясняться литературным русским языком, то это будет относиться к категории сверхъестественного. Но человек может начать кукарекать и это не будет сверхъестественным, так как кукарекающий человек  вполне подчиняется законам природы и этому можно будет найти причину. Ранний Буддизм не делит реальность на физическую и духовную, не ищет первопричину мира, божественную душу и тому подобное (вернее ищет, но не обнаруживает). Будда излагает вполне естественные законы бытия: причинно-следственную связь (карму), взаимозависимое происхождение всех явлений и на этой основе дает практические рекомендации. Он вглядывается в жизнь глазами исследователя, а не верующего. Он наблюдает за явлениями мира и делает выводы исходя из этих наблюдений, тогда как вера в сверхъестественные силы идет обратным путем: исходя из собственных убеждений, пытается трактовать явления познаваемой реальности. Буддизм не претендует на полный охват и объяснение мира, а преследует вполне конкретную, но невероятно важную и благородную цель: избавить человека от страданий. Наглядно это демонстрирует следующая история из жизни Будды: Один монах сетовал, что Благословенный, мол, не ответил на важные вопросы: вечна Вселенная или не вечна; конечна или бесконечна; идентичны ли душа и тело или это разные вещи; существует ли Татхагата (Пробужденный) после смерти или не существует; и т.д. Он просит Учителя либо дать определенный ответ, либо признаться: дескать, не знаю. В ответ Будда рассказывает ему такую историю. Человек ранен отравленной стрелой. Друзья и родные ведут его к врачу, а бедняга всю дорогу кричит: «Не дам вынуть стрелу! Скажите прежде, чья эта стрела? Кшатрия или брахмана? Велика ли его семья? И сам он – высокий, среднего роста или коренастый? Из какого он города? Или он из деревни? Не прикасайтесь к ране, пока не узнаю, из какого лука выстрелили. Какая была тетива? Что за оперение на стреле? Чем ее заострили?» Раненый умер, так и не узнав всего этого.

Здесь мне могут возразить, мол, а как же почитание статуй и изображений Будды, многочисленные боги и богини тибетского буддизма, теория реинкарнации и так далее. Роберт Фишер, в своей книге «Искусство буддизма», пишет:

«В первые века буддийского искусства не встречается ни одного антропо­морфного изображения Будды. В сценах, рассказывающих о его предше­ствующих существованиях, нет изображений Будды в виде человека — он появляется в облике оленя или другого животного. Когда же иллюст­рируется эпизод из его последнего существования — в виде Шакьямуни, то используются символы, такие как пустой трон, ступа или дерево; наи­более популярные символы продолжали включать в композицию, даже после того как появились изображения самого Будды. Традиционное отсутствие человеческих изображений Будды объясняется тем, что здесь сказалась ранняя тенденции предпочтения аллегорических образов конкретным изображениям, то есть замещение важнейшей фигуры эмблемой или символом, подобно тому как ранние христиане изображали крест вместо Христа». Изображения и статуи Будды не носят сакрального характера, а символизируют уважение к его личности и учению, как например фотографии в рамочках дорогих для нас людей. Отсутствие идолопоклоннического характера почитания изображений Будды хорошо иллюстрирует история из жизни знаменитого дзен-буддийского учителя:

Мастер Риндзай пришел с учениками в Киото и остановился в придорожном святилище, где стояли несколько деревянных статуй Будды. Время было осеннее, шел дождь, все вымокли и продрогли. Риндзай взял одну из статуй, расколол ее и развел костер.


― Учитель! ― вскричал один из учеников. ― Ты же сжег Будду!

Риндзай не ответил и стал копаться в золе.


― Что ты ищешь, учитель? ― спросили ученики.


― Кости, ― ответил он.


― Какие же кости у деревянной статуи? ― удивились ученики.


― Ах, так их нету? ― удивился в ответ Риндзай. ― Тогда давайте-ка сожжем еще парочку статуй и как следует согреемся…

 Боги, богини и сложные ритуалы тибетского буддизма родились из проникновения в буддизм традиционной тибетской религии Бон и элементов тантры. Но даже эти практики носят вспомогательный характер, а зачастую являются уступкой потребностям народной психологии в вере и почитании какой-либо сверхъестественной силы, но никак ни элементами учения, изложенного самим Буддой.  Хотя в некоторых ранних буддийских сутрах описываются боги и существа из других миров, но рассматриваются они просто как иные виды живых существ, а никак не объекты почитания. К этому можно добавить то, что привязанность к ритуалам и правилам, в буддизме тхеравады, является одной из помех к Пробуждению, которые необходимо обязательно преодолеть.

Таким образом, обряды и культовые действия – это исторические вкрапления в Буддизм, никак не затрагивающие его практической сути и универсальности. Для меня, например, они представляют элемент эстетической красоты, хотя некоторых людей, они вполне могут увести в ложном направлении, при излишней увлеченности ими, без глубокого понимания основ дхармы.

Можно уверенно сказать, что без обрядов и ритуалов, без изображений и статуй, без сложных метафизических конструкций, без понятий души и Бога, без веры в сверхъестественные силы, буддизм останется буддизмом. А вот вместе с ними, практически всегда происходит так, что дхарма деградирует до уровня деревенской магии или размывается в отвлеченные от жизни фантазии.

Что касается теории реинкарнации, то глубоко заблуждается тот, кто представляет себе этот процесс, как оставление физического тела его прозрачной копией или какой-либо светящейся сущностью с последующим переселением ее в другое тело или миры, в зависимости от совершенных поступков. В Буддизме, реанкарнация означает совсем иной процесс, для описания которого, я уделю отдельное внимание позже.

 Но вот без чего не может существовать Буддизм, так это без набора определенных моральных норм и принципов поведения. При этом, моральные нормы не являются самоцелью или ниспосланными свыше запретами и предписаниями, которые необходимо выполнять под угрозой божественного наказания. Они носят исключительно практический характер. Возьмем в качестве примера, такое понятие как «шила», которое переводится как «обет» или «принцип». В Буддизме существует набор правил поведения, которыми необходимо руководствоваться в своей жизни. Миряне придерживаются следующих правил:

— отказ, воздержание от причинения любого вреда живым существам и убийства;

— отказ от воровства, присвоения того, что принадлежит другому;

— воздержание от неправильного сексуального поведения;

— отказ от злоупотребления доверием, лжи и обмана, т.е. правдивость;

— отказ от употребления опьяняющих напитков и от всего, что затрудняет самоконтроль.

Для монахов количество предписаний гораздо больше. Но все эти правила, рассматриваются и применяться с точки зрения здравого смысла, как например, доктор предписывает для излечения от физической болезни определенный режим дня и диету.

Что касается объединения людей, практикующих буддизм, в определенную общность, которая носит название «Сангха» (собрание, множество), то в идеале она является общиной монахов или монахинь, которые своей жизнью воплощают и поддерживают стандарты дхармы, как бы являясь живым воплощением и хранилищем духа буддийского учения. Так же Сангхой является общество мирян, живущих согласно принципам дхармы. Говоря современным языком, буддийская сангха – это общность единомышленников. Людям свойственно объединяться в компании по интересам, находить друзей со схожими взглядами и жизненными ориентирами. Два или три человека, серьезно практикующие дхарму вполне могут выступать в роли Сангхи. Нормальная буддийская община не претендует на священность и избранность, не противопоставляет себя иным группам,  а основывается на простом принципе взаимоподдержки и общности взглядов.

Прежде чем подвести итоги, нашему рассмотрению учения Будды в качестве религии, уместно будет коротко пройтись по нескольким другим определениям религии и сопоставить их с дхармой:

— «учение о воссоединении человека с Богом (по мнению христианского апологета Лактанция). Предложенная Лактанцием этимология закрепилась в христианской культуре, как основная». Здесь все очевидно: в буддизме нет понятия личностного Бога, как единоличного создателя мира.

— «одна из форм общественного сознания; совокупность духовных представлений, основывающихся на вере в сверхъестественные силы и существа (богов, духов), которые являются предметом поклонения». Сверхъестественные силы, которым необходимо поклонятся, в мировоззрении буддизма отсутствуют.

— «организованное поклонение высшим силам. Религия не только представляет собой веру в существование высших сил, но устанавливает особые отношения к этим силам: она есть, следовательно, известная деятельность воли, направленная к этим силам». Воля буддиста направлена на совершенно иные вещи.

— «духовная формация, особый тип отношения человека к миру и самому себе, обусловленный представлениями об инобытии как доминирующей по отношению к обыденному существованию реальности». Одной из целей практикующего дхарму, является увидеть эту реальность такой, как она есть на самом деле.

Подведем итог. В чистом варианте учения Будды, нет ничего, что было бы необходимо принимать на веру, без предварительного исследования и проверке на практике. Так же в нем отсутствуют представления о сверхъестественных силах, которым необходимо поклоняться. Напротив, Будда просит нас опираться на собственное понимание, критическое мышление и практический опыт. Избавиться от страданий нам не помогут мистические силы, отвлеченные от жизни метафизические понятия, ритуалы и боги. Только приняв личную ответственность за собственную жизнь, за наши мысли, действия и отношения с другими живыми существами, мы можем следовать дхарме. Набор принципов поведения и общность единомышленников, в буддизме, не носят сакрального характера, а являются естественной потребностью и условием для успешной практики. Таким образом, дхарма Будды, не является религией, по крайне мере, в традиционном ее понимании.

Стас Атман — психолог, мистик, учитель недвойственности.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.