Все рубрики, Самоисследование
Оставьте комментарий

Пик Надира: психологический кризис, как триггер пробуждения. Третья часть.

Death_to_stock_photography_wild_6

Личный опыт автора

У автора случился подобный опыт в 2006 году, спустя несколько месяцев после рождения второго ребенка. Это был очень стрессовый период, в основном потому, что ребенок был очень неспокойным по ночам и редко спал. У меня была еще и нагрузка больше обычного в колледже, где я преподавал, и приближался дедлайн по новой книге.

Возможно, из-за стресса я и заболел. Однажды утром я проснулся и не смог открыть рот. Я не мог ни есть, ни пить, одна сторона лица у меня ужасно распухла. В больнице мне сказала, что у меня ангина, усложнения в связи с острым тонзиллитом, и прописали внутривенные антибиотики и капельницу с физраствором. Инфекция уже распространилась на шею и грудь, который покраснели и распухли, а численность бактерий у меня была очень высока и дальше росла. Я так ослаб, что мне было сложно пройти больше нескольких шагов.

Первые несколько дней я волновался и чувствовал себя подавленным частично потому, что врачи беспокоились, что мой организм не реагирует на антибиотики, а численность бактерий всё возрастает. Были как раз Рождественские праздники, и я очень скучал по дому, жене и детях. Но когда я стал приспосабливаться к окружающей среде и принял свою сложную ситуацию на данный момент, меня наполнило чувство легкости и облегчения. Я ощутил, как внутри меня растет сияющая энергия, как будто я соединился с источником благости, который обычно слишком глубоко во мне, чтобы добраться до него. Я часами лежал на больничной кровати, слишком слабый, чтобы читать или даже смотреть телевизор, но я чувствовал беззаботность и удовлетворение.

Мне должны были делать операцию под полной анестезией, но я совершенно не волновался. Когда я лежал, ожидая анестезии, то чувствовал глубокое спокойствие и умиротворенность, я полностью принял то, что должно было произойти. Меня наполняло ощущение того, что всё хорошо. Операция прошла удачно, и антибиотики начали действовать и бороться с инфекцией. Спустя две недели меня отправили домой, но чувство умиротворения осталось, хотя постепенно оно ослабевало. Мне понадобилось более трех недель, чтобы полностью поправиться. Когда я понял, что снова становлюсь полностью здоровым, то почувствовал сильную благодарность и ценность здоровья, тех автоматических физиологических процессов и уровней энергии, которые я обычно принимал как должное. Мне казалось чудом просто быть живым в здоровым, нормально функционирующем теле, когда хватает сил играть со своими детьми, писать, разговаривать с женой и друзьями и справляться с ежедневными делами. (К сожалению, со временем это ощущение тоже ослабело, хотя мне хочется думать, что оно всегда присутствует, возможно, просто в меньшей степени!) Главным образом именно благодаря этому опыту я заинтересовался связью между кризисом и опытом пробуждения.

Хотя мой опыт, как и опыт двух предыдущих участников, связан с болезнями тела, я считаю, что главным триггером был все еще психологический кризис и стресс вследствие болезни или травмы. Два предыдущих респондента рассказали о психологическом кризисе (сперва депрессия, потом фрустрация), а я во время упомянутого опыта чувствовал тревогу. Тейлор в своем исследовании предполагает, что иногда опыт пробуждения может быть вызван «нарушением гомеостаза», когда нормальное физиологическое и неврологическое функционирование организма нарушается постом, недосыпанием, наркотическими веществами, болью, гипервентиляцией, экстремальными температурами и так далее. Поскольку болезнь тоже нарушает нормальное функционирование тела, вышеуказанные переживания можно воспринять и как результат нарушения гомеостаза. Однако, кажется, что сами по себе болезни и травмы не являются существенными триггерами опыта пробуждения (хотя бывают и исключения: например, височная эпилепсия, когда перед приступами часто возникают мощные духовные и религиозные переживания). Причиной этому может служить то, что, как предполагается в этом исследовании, существует сильная связь между опытом пробуждения и психической энергией, и когда человек болен, этой энергии обычно крайне мало.

Временные и постоянные переживания

Достаточно сложно провести черту между временным переживанием пробуждения и постоянным трансформационным опытом. Особенно это касается опыта, связанного с психологическим кризисом, так как обычно он сильно связан со стойкими изменениями В этом исследовании из различают только на основании отзывов участников, которые рассказывают, что переживание было временным, со временем оно ослабло, уступив место обычно умонастроению. Участник 4 сказала: «. Я всю жизнь ищу это ощущение, потому что теперь я знаю, что оно есть», а Участник 5 заметила: «Я осознавала, что не хочу, чтобы это чувство проходило. Но, к сожалению, оно длилось недолго».

Разница между временным и постоянным переживанием здесь заключается в том, что последнее ведет к формированию новой психологической структуры или системы эго. Предыдущая система эго разрушена или постепенно исчезает, и на замену ей возникает новая система эго с усиленным восприятием реальности, большим ощущением связи с миром, новыми ценностями (включая менее материалистичное и более альтруистичное мировоззрение) и большим спокойствием в уме (то есть меньше случайных или автоматических мыслей, внутренних диалогов). Однако, при временном переживании эта новая система эго не укореняется, хотя какое-то время может ощущаться как своя.

Тейлор в своем исследовании предполагает, что это разрушение системы эго происходит из-за исчезновения психологических привязок, например, надежд и стремлений, чувство статуса и достижения, богатства и владения, социальных ролей и других людей, от которых человек был эмоционально зависим. Отмирание этих привязок – обычно главная причина психологического кризиса, чувства отчаяния и утраты. Они воспринимаются как кирпичики, из которых человек выстраивает свою личность. Если эти кирпичики убрать, вся структура разрушится. У большинства людей такое состояние приравнивается к нервному срыву или даже психозу. И все же для некоторых это становится возможностью проявить новую систему эго, которая уже была полностью развитой, но не активированной структурой. Возможно, это просто вопрос силы переживаний. Во время трансформационного опыта, вызванного страданиями, система эго полностью разрушается и не может восстановиться. В случае временных переживаний, она просто временно отключается. Психологическая структура продолжает существовать, почти как форма для заливки, которая может всё восстановить. Но при трансформационном опыте, вызванном страданиями, разрушается сама основа структуры, та самая форма для заливки.

Тем не менее, временные переживания могут иметь и постоянный эффект. То есть, даже хотя система эго или психологическая структура в целом остаются невредимыми, могут произойти небольшие или поверхностные перемены. Например, согласно некоторым отчетам, опыт пробуждения, вызванный страданиями, даже не ведя к кардинальным изменениям мировоззрения и личности, рождал оптимизм, доверие, спокойствие или уверенность и осознание духовного уровня, о существовании которого человек мог раньше и не подозревать. В некоторых случаях это вызывало интерес к духовным практикам и традициям как к способу еще раз ощутить умиротворение, смысл и взаимосвязь всего сущего. Например, Участник 10 рассказала, что после опыта пробуждения вследствие кризиса, который она пережила в 25 лет, она начала интересоваться, что это значило и «как туда можно вернуться.» Чедвик (2010) вспоминал, что, хотя его собственное переживание пробуждения было временным и со временем ослабло:

Тем не менее, и по сей день я ценю тот позитивный опыт, который дал мне возможность как бы прикоснуться к чему-то, на что мой циничное, критическое научное воспитание всегда закрывало мне глаза. Впоследствии этот опыт очень помог мне в творческой работе и открыл для меня мир искусства и духовности. Этот опыт помог мне разжечь внутри пламя, которое никак иначе не возникло бы. (ст.68)

Можно сказать, что эти люди пережили вторичный сдвиг. В то время как первичный сдвиг, то есть сдвиг к новой психологической структуре или системе эго с новым чувством идентичности похож на переезд в совершенно новое здание, этот вторичный сдвиг похож на внесение изменений (например, реконструкцию или декорирование) в старое здание. Как сказал Хаксли (1988) о психоделическом опыте пробуждения, «Человек, который вернулся обратно через Дверь в Стене, никогда не будет таким же, как тот, кто вошел в эту Дверь» (ст.64). Переживание пробуждения – это в некоторой степени откровение, которое навсегда меняет мировоззрение и ценности человека.

Пик Надира, читать часть первая, часть вторая, часть четвёртая

Стив Тейлор — известный спикер и автор бестселлеров, духовный учитель и трансперсональный психолог, профессор психологии в Университете Лидс Беккет. www.stevenmtaylor.com
Экхарт Толле описывает его работу как «важный вклад в сдвиг сознания, который происходит на нашей планете в настоящий момент».

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.