Бродяги Дхармы, Все рубрики
комментарий 1

Неистовая Милость Аруначалы

Последним усилием воли, изнывая от жары, я открыла металлические вороты и вышла из дома, в котором жила в Тируванамалае, в Индии. Я присоединилась к потоку людей, босиком идущих вокруг древней горы Аруначала. Люди почитают Аруначалу как Шива Лингам – созидающую силу Бога.

Аруначала – это конусообразная гора, которая видна практически отовсюду в этой местности. Даже взгляд на нее, говорят, ведет к глубокой трансформации. Именно эти качества притягивают людей со всего мира к ее подножью, именно это привело сюда и меня.

Аруначала позвала меня неожиданно. Мне никогда не хотелось поехать в Индию. Мне казалось, что она слишком разрекламирована, и я, будучи бунтарем, всегда противилась идее ехать туда, куда едут все «духовные люди». Я много лет изучала йогу, потом много лет медитировала, и все это время, когда люди совершали паломничество к «матери Индии», как они её называли, я чувствовала, что мое путешествие вовсе не географическое. У меня не было желания путешествовать тысячу миль в поисках истины, я чувствовала этот поиск внутри себя, как кто-то однажды сказал: «Всего лишь 12 дюймов длиною путь от головы к сердцу». Но пришло время, и эта мистическая гора позвала и меня.

30 декабря 2015 года, только что закончилось полнолуние. Я нахожусь в Калифорнии, в институте Эсален, принимаю омовение в их известных родниковых банях. Ночь. Я смотрю на звездное небо. Это я написала бы за мгновение до этого. В следующее мгновение – обнаженное тело плавает в ночной темноте среди звезд, отражающихся в воде. Я Есть. Первое переживание, когда Милость принесла мне эту реализацию в осознанности, и строчка, которая пришла мне на ум в тот миг снова, сейчас снова здесь: «От ближайшей травинки до самой далекой звезды – Я Есть”.
Время остановилось. Я есть. Нет никакого виденья через глаза – есть только всеобъемлющее виденье. Виденье – это состояние ума, которое включает в себя акт смотрения и возникающий образ без интерпретации ума. Это состояние чистого естественного бытия, нетронутого концептуальным мышлением.
Неожиданно небо над Эсаленом превратилось в небо над Аруначалой. Я осознала, что сижу и смотрю на небо у подножия святой горы в Индии. Молитва возникла спонтанно: «Земля Эсалена, благодарю тебя! Ты дала мне прибежище. Ты дала мне любовь, к которой я вернусь. Но сейчас, прошу тебя, отпусти меня. Я должна поехать в Индию и обойти святую гору. Она зовет меня, и я чувствую, что наконец-то готова начать писать свою книгу».

Спустя полтора месяца я здесь, у подножия Аруначалы. Первая неделя прошла в умственном и физическом смятении. Здесь естественным образом возникает некое принятие всего, что проявляется, и я знаю, что всё это временные явления, которые пройдут так же, как возникли. Я не отталкиваю их от себя, только проживаю боль и жду. Сила и содержание мыслей, и сопровождающие эмоции только указывают на какой-то глубокий процесс отпускания, который здесь происходит. Ум скачет, как миллион обезьян, а тело охвачено жаром. Даже с тем, что здесь очень жарко, жар и горение в теле не связано с погодой, я знаю. Я просидела слишком много ретритов Випассана, когда выжигались вассаны, обусловленности ума, и поэтому ясно видела, что происходит.
Все это место – сплошной ретрит. Я живу в изолированном доме далеко от центра города. Я не чувствую желания встречаться с людьми здесь, хотя встречи за чашкой чая – это самое обычное времяпровождение среди паломников и туристов в этом городе. Мне не хочется кушать в общественных заведениях, я сама готовлю себе простую еду. Я не читаю, не могу прочесть даже страницу. Я не могу писать, ум до того обеспокоен, что сложно ясно думать. Я даже не могу медитировать по той же самой причине. Так что я медленно схожу с ума здесь, по крайней мере, по ощущениям это именно так, но только я знаю, что это пройдет, этот сдвиг в мышлении – не что иное, как некий процесс детоксикации.
21 февраля 2016 года, ночь полнолуния. Здесь начинается Гиривалам. Это духовная практика, на которую съезжаются тысячи люди со всей Индии и всего мира. Это обход длиной в 14 км вокруг горы Аруначала. Считается, что эта прогулка сжигает карму 10 тысяч жизней, и пробужденными существами рекомендуется совершить этот путь хотя бы раз в жизни. Его проходят босиком, что нелегко из-за асфальта на дороге, особенно для западных людей, поэтому многие не могут дойти до конца или вынуждены обуться.

В слове Гиривалам «гири» переводится как гора, а «валам» — как круг. В полнолуние тысячи людей днем и ночью идут этой дорогой, эта практика должна быть выполнена за 24 часа. Некоторые начинают раньше, некоторые позже, но в целом в течение 3 дней это бесконечный поток людей, обходящих гору.
В некотором роде гора одурачила меня. Она позвала меня через тысячи миль, чтобы я обошла вокруг неё, а потом направила нескольких людей ко мне, чтобы они сказали мне не идти одной, так как это небезопасно. Обычно я везде чувствую себя безопасно и не особо обращаю внимание на такие советы, поэтому в первый день полнолуния я пошла одна, но, пройдя 3 км, остановилась из-за внезапного дискомфорта от того, как на меня уставились молодые индусы. В уме возникло предупреждение, я поддалась страху и вернулась к себе в дом.
Место, где я остановилась, называется Золотая Песня. Это прекрасный сад, окруженный несколькими домиками для аренды. Он расположен прямо на паломническом пути, так что я слышала и чувствовала этот поток людей, циркулирующий вокруг горы день и ночь, и это только усиливало мое состояние. Я и так чувствовала, что все мое существо горит, в последние несколько дней но присутствие еще более сильных энергий с людьми, которые наполняли город и шли вокруг горы, вгоняло меня в жар. 38.8 – говорил мой термометр. Скорее всего, такая же температура на улице. Я чувствовала жар, слабость и сильно потела. Я чувствовала себя абсолютно поверженной. Почему она меня позвала, но не дает мне писать, медитировать, идти, как все остальные сейчас? Черт с ней – с кармой, просто позволь мне быть здесь, просто быть, без всей этой болезненности и безумия. Но почему-то я не могу расслабиться и писать, как планировала, вместо этого я чувствую, что прохожу какой-то жесткий ретрит, на который не подписывалась!
Больная и изможденная, я пошла спать. Я слышала этот поток людей, проходящих прямо за стеной, видела его как непрерывное движении энергии, как ток, бегущий по проводам генератора. В этот миг мой ум забылся, и я почувствовала себя будто бы в центре огненного кольца. «Наверное, это и есть ад» — только и успела подумать я и провалилась в сон.
Через несколько часов я проснулась. Все еще было слышно звучание человеческого потока, но звук немного изменился. Меня немедленно поглотила все та же интенсивность. Я пошла на кухню и сделала чай. Когда я взяла стальную чашку с молоком из холодильника, то почувствовала электрический шок. Я удивилась, но продолжила свои манипуляции с чашкой и водой, чувствуя электрический разряд каждый раз, когда дотрагивалась до нее. Мне пришло в голову, что, возможно, все дело в статической энергии, поэтому я вышла на улицу и немного постояла на земле. «Это может помочь», подумала я. Я устала, не могла ясно мыслить, была вся вспотевшая после сна, поэтому я пошла в душ и постояла под холодной водой. Когда я выходила из душа, то снова получила такой удар током, что на мгновение потеряла зрение. Я попробовала выключить воду, взяла сухое полотенце и обернула вокруг головы. Я стояла обнаженная, в бреду, и чувствовала, как электричество течет по моему телу с такой силой, что у меня нет иного выбора, кроме как сдаться зову горы.
Я вышла из ворот и вошла в поток людей. «Просто возьми меня» — пошептала я. Я шла в лихорадке и босая. Люди проходи рядом, говорили, ели, семьи, одиночки, тысячи людей вокруг меня. Я не чувствовала ног, но я и не чувствовала себя слабой, я не знала, куда иду, просто была частью потока и просто шла.

Я слышала распевание мантр впереди, пара женщин вокруг лысого мужчины, измазанного пеплом, мягко повторяли мантру. Естественным образом я присоединилась. Сначала я немного стеснялась, но к тому времени, когда женщины пошли поклониться в один из храмов на пути, я окончательно погрузилась в пение вместе с мужчиной. Он нигде не останавливался поклониться, он спокойным шагом проходил мимо всех храмов, сложив руки над головой и продолжая петь. Неожиданно к нам присоединился молодой человек – мальчик лет 16. Мы шли в полной гармонии со звуком наших голосом, все в одном ритме. Иногда к нам присоединялись люди, иногда они исчезали, но мы втроем шли как единое целое и пели.

Ом Нама Шивайя, Шивайя Намаха, — мы повторяли с каждым дыханием, ступая по острым камням, жестком асфальту и продвигаясь среди паломников, торговцев, сиддхов, предсказателей, факиров с танцующими кобрами, просящих милостыню детей-инвалидов, какого-то транспорта, гуляющих коров и стай уличных собак. В тот момент для меня существовало только «Ом Нама Шивайя Шивайя Намаха», и еще ощущение горы справа от меняю Хотя она были закрыта домами или деревьями, я чувствовала присутствие силы Бытия.

По мере приближения к центру города поток людей прошел какой-то барьер, полицейские машины и переполненные автобусы, покидающие город. Мой жрец, как я его назвала, замедлился, и я почувствовала его заботу о том, чтобы мы не потерялись. Даже хотя он почти не смотрел на меня в течение тех часов, что мы шли вместе, хотя я не видела его лица, когда шла за ним, я чувствовала так много любви между нами тремя. Он заботился о том, чтобы мы все трое дошли до конца. Я чувствовала, что он удивлен, что я иду босиком, так как он несколько раз взглянул на мои белые ступни. Вместе мы были очень необычной группой: полуголый мужчины в пепле, индийский подросток и я, белая женщина, — видимо, идеальная троица для того, чтобы часами и километрами нести мантру, не отвлекаясь на храмы или торговцев.

Мы вошли в древний храм Аруначалаишвар. «Ом намах Шивайя, Шивайя намаха!» — к этому времен мы уже звучали как профессиональное трио. Храм был полон людей, но при звуке мантры люди расступались и давали нам пройти. Неожиданно жрец перестал петь, обернулся и пал ниц. Я тоже повернулась и увидела над собой пирамиду – каменный храм пирамидальной формы, бесконечно огромный во тьме ночи. Он возвышался надо мной в своем величии. Я сложила руки над головой, чтобы выразить ему свое уважение. Я чувствовала, что размеры человеческого существа и величина храма находятся в удивительной гармонии. Я повернулась к жрецу, а он ко мне. Я впервые увидела его лицо, всё в разноцветных разводах пепла на лбу и щеках, а он увидел меня. Он сложил руки перед грудью, и я сделала тоже самое. Наши глаза встретились, и мы молча попрощались друг с другом. Я ушла. Он закончил свой Гиривалам в храме, так как начал здесь, а я прошла еще несколько километров, повторяя мантру, в которую он спонтанно инициировал меня.

Елена Нежински — проводник в no-self, основатель сообщества «Liberation Unleashed».

1 Комментарий

  1. Елена , спасибо ! Как чудесно вы смогли выразить бурю эмоций , состояний , мыслей простыми , понятными словами !
    Вам обязательно нужно писать …

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.