BodyMind, Все рубрики
комментарий 1

Вкусные маффины: привязанность, ожидание и желание.

О, этот аромат свежеиспеченных банановых маффинов, витающий в воздухе! Редкое угощение в ашраме, где я живу, поэтому хочу быть уверена, что не пропущу их. Я заглядываю в кухню, чтобы выяснить, когда их подадут. На завтрак, говорят мне. Ложусь спать, мечтая о банановых маффинах с маслом, тающих у меня во рту. Утром моя медитация только о маффинах. Я становлюсь единым целым с маффином, который я только унюхала в коридоре.

С нетерпением бегу в столовую, где осуществятся все мои маффиновые мечты, и тут меня перехватывают с просьбой уделить пару минут. Затем я просматриваю сообщения на телефоне и отправляюсь в столовую. Став в очередь, я сразу вижу свой долгожданный маффин, такой аппетитный, прямо слюнки текут. Я следующая в очереди, но нет, не может быть! Прямо передо мной из корзины забирают последний маффин!

Я поворачиваюсь и ловлю взгляд официанта. Конечно, должно быть еще. Но нет, она качает головой. Нет больше маффинов! Маффин, о котором я так мечтала, исчез прямо у меня перед носом! Я потеряла его в один миг!

Теперь у меня есть выбор. (Всегда есть выбор, знаем ли мы о нем или нет.) Можно отпустить это и позавтракать овсянкой с бананом, представляя, что это банановый маффин, и довольствоваться тем, что есть, либо же можно поддаться подавляющему разочарованию, которое переполняет меня. Увы, я скатилась к последнему.

Моя ясность испарилась, а фрустрация переросла в гнев: не останови меня тот прохожий в коридоре, не остановись я проверить сообщения, и прийди я на пару минут раньше… если бы только… В отчаянии я смотрю, как кто-то другой намазывает маслом последний маффин. Это я должна была намазывать его маслом, это мой маффин. Я еле сдерживаюсь, чтобы не подбежать и не забрать его себе. Даже кипя внутри, мне всё же удается сохранить видимость собственного достоинства.

Постепенно принимая, что мне уже не светит никакой маффин, я заедаю свой гнев овсянкой и двумя тостами (бананы у них тоже закончились, это определенно не мой день). Вся в депрессии, занимаюсь своими утренними обязанностями как зомби, стараюсь не бросаться на людей и мечтаю, чтобы никто не попадался мне на глаза. Понимаю, что жалею себя, но мне кажется, что я имею на это право. Разве нет? Меня лишили того, что причиталось мне, или, по крайней мере, чего я ожидала.

Помнишь меня?

И вот сижу я, погрузившись в свои мрачные думы, и слышу слабый голос внутри: «Эй, ты там, помнишь меня? Помнишь, почему ты здесь? Вспомни, чему ты обучаешься последние 15 лет? Как на счет применить это всё и освободиться?» Я пытаюсь игнорировать этот внутренний голос, потому что начинаю получать удовольствие от уныния, но безуспешно. Голосок продолжает пробиваться в мое сознание, пробивая дыры в облаке моего отчаяния.

Фразы из Бхагават Гиты возникают в моем уме как саженцы, пробивающиеся из земли к свету, и напоминают что-то о потерянности в чувствах и в отчаянии, когда ожидания не сбываются. Заинтригованная, я беру Гиту с полки и нахожу строчки, скрывающиеся в моей памяти:

Стих 2.62 -63 «Бхагавад Гиты» в переводе академика Б. Л. Смирнова (буквальный перевод)

62. У человека, помышляющего о предметах чувств, рождается привязанность к ним; от привязанности рождается вожделение, от вожделения рождается гнев.

63. От гнева бывает заблуждение, от заблуждения — помрачение памяти, от помрачения памяти — гибель познания, от гибели познанья (буддхи) погибает (сам человек).

Эти слова отобразили всю мою сагу о маффине. Соблазнившись вкуснейшим запахом сладкого маффина, я задумалась, как было бы хорошо получить его. Не осознавая того, я привязалась – поймалась на идею, что мое счастье зависит от бананового маффина на завтрак. Из привязанности пришло желание иметь маффин, настолько сильное, что у меня в буквальном смысле слюнки текли – ведь у меня в мыслях он был уже моим. Я попалась в ловушку будущего вместо того, чтобы присутствовать в настоящем. И когда моё желание не осуществилось, появилось разочарование и гнев.

Так я потеряла ясность восприятия: оно затуманилось гневом. Дело было уже даже не в банановом маффине, а во всех моих нереализованных желаниях и ожиданиях. И когда я не получила его, то совершенно потеряла контроль над собой. Нужно было остановить эту дурацкую реакцию, потому что злость – это реакция. Мы не соображаем, просто впадаем в слепую ярость. Ты взял это. Это моё, и я хочу его обратно. Как говорится в строках, разум затмевается, а был ли я когда-либо разумен? Думал ли о других? Может быть, раньше, но не сейчас. Я хочу свой маффин, так что прочь с дороги!

Моя идентификация с духовным искателем рассыпалась, так как я потеряла способность различать. Я забыла о том, кто я есть. Я забыла, что я едина с Божественным. Я забыла, что могу прислушаться к голосу свыше вместо того, чтобы подчиниться потоку чувств, безумно несущемуся куда-то, как табун диких лошадей.

Катха Упанишады сравнивают тело с колесницей, буддхи (высший разум) с колесничим, а ум – с вожжами, с помощью которых колесничий управляет лошадьми (чувствами). Лошади бегут по лабиринту бесконечных желаний. В практике йоги колесничий полностью овладевает лошадьми. В моем случае лошадям было позволено выдернуть вожжи из рук колесничего, и колесница вышла из-под контроля. Вместо того, чтобы отдать контроль высшему разуму, я утопала в водовороте чувств. И всё из-за маффина.

Вот в чём вопрос

Мы все это делаем. Каждый день. Много раз в день. Мы забываем центрироваться. Мы забываем, кто мы. Мы продаем своё спокойствие и счастье ради капельки мирских благ, повторяя мантры «если бы только» и «а что, если?». Обычно ставки выше, чем маффин. Речь может идти о работе, отношениях, кругосветном путешествии или любой другой вашей фантазии, но суть одна. Мы лишены чего-то, и хотим заполнить внутреннюю пустоту тем, что под рукой, – в моем случае, банановый маффин отлично подошел бы, по-крайней мере, на какое-то время. Но всё в этом мире временно. Если я привязываюсь к чему-то временному, мне больно, когда оно уходит. Это природа материального мира.

Что я на самом деле ищу? Вот в чём вопрос. Что может полностью удовлетворить меня? Что наполнит меня так, что я больше не почувствую пустоты? Когда я не позволяю себе попасть в маффиновую ловушку, оказывается, что нужно просто не кормить эту пустоту. Просто остаться пустым. Прочувствовать эту пустотность. Войти в нее. Быть с ней единым, вместо того, чтобы пытаться заполнить пустоту преходящими объектами и опытами. Тогда вы наполнитесь тем, что вечно, что никогда не пройдет. Однажды, когда это случиться, вы все равно будете выходить в мир и играть этими игрушками. Но ваши чувства больше не будут забирать бразды правления из ваших рук в погоне за умом. Теперь вы вольны выбирать направление и получать от этого удовольствие.

Теперь, когда меня переполняют чувства, и я близка к тому, чтобы поддаться, я делаю несколько глубоких вдохов и выдохов и задаю себе вопрос: будет ли это иметь значение через 10 лет? А через месяц? А через час? Нет. Тогда зачем волноваться? Даже если сейчас мне что-то кажется важным, но у меня нет никакого контроля над этим, я могу просто отпустить это прежде, чем доведу себя до слез. Пока я цепляюсь за что-либо, мной руководят чувства. Но если я отпускаю это и укореняюсь в своей истинной природе, глубоко вдыхая и выдыхаю, повторяю свои мантры, меня ничто не может задеть.

Ирина Арадхана Петрисжак — Главный редактор журнала Йога Интернешлнл. Ирина служила как глава Гималайского Института с 1996 до 2008. Она получила магистерскую степень в университе Восточных учений и изучала практику йогу 30 лет в США и в Индии под руководством Свами Рамы и Пандит Раджмани Тигунайт. Она учит медитации и философии йоги.

1 Комментарий

  1. Аноним пишет

    Вопрос в альтернативе -не будет этого ,будет другое

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.